Акция

Миграция с других систем

Скидка на систему «ДЕЛО» при миграции с других решений.

Получите демоверсию и консультацию

+7(495) 221-24-31
или

Узнайте стоимость

Вернуться к списку

09октября

Мобильные технологии в России: от первых гаджетов к корпоративным решениям

http://www.pcweek.ru/mobile/article/detail.php?ID=178545


Мобильные технологии занимают особое положение в истории ИТ. И первое, что следует отметить, говоря о специфике данного направления, — это высочайшие темпы его развития. Оно формировалось на наших глазах, пройдя при этом несколько этапов, а двадцать лет назад этого рынка практически не было. Тогда редкостью являлись даже пейджеры, а сотовые телефоны были доступны только самым избранным... Сотовая связь вообще не входила в поле зрения ИТ-отрасли, при том что именно ИТ сделали возможным реализацию этой технологии. Сейчас же — это ключевое направление именно в ИТ, активно влияющее на развитие ИТ-рынка в целом.


Однако революционность мобильных технологий заключается не в их динамике, а в том, что они ознаменовали принципиальный поворот в модели развития ИТ в целом. До этого проникновение ИТ в общественную жизнь шло по традиционной схеме: от применения в корпоративном секторе к их использованию на потребительском уровне. В случае с мобильностью все произошло (впервые в истории ИТ) ровно наоборот: она пришла сначала в частную жизнь людей и уже оттуда начала свое продвижение в корпоративную среду. Собственно, вот эта смена вектора проникновения ИТ-инноваций и является одним из главных факторов переживаемой сейчас глобальной трансформации ИТ-мира. И растущая значимость мобильности, в свою очередь, уже давно стала ключевым трендом развития ИТ в целом.

Рынок мобильных устройств до и после іPhone

Начало современного этапа развития рынка мобильных средств знаменуется выходом на этот рынок компании Apple с iPhone (2007 г.) и iPad (2010-й). Новое поколение смартфонов и планшетов быстро завоевывает потребительский рынок и начинает решительное продвижение в корпоративную среду.


Краткое обобщение мнений наших экспертов о роли первого Apple iPhone (2007 г.) можно сформулировать так: его выход ознаменовал завершение «эпохи телефонов» и начало «эпохи смартфонов», стирание границы между потребительским и корпоративным рынком, начало радикального технологического преобразования рынка и его передела с точки зрения участников.


«До 2007 года рынок мобильных устройств развивался разнонаправлено, — считает директор по дистрибуции дивизиона „Широкопрофильная дистрибуция“ компании Merlion Дмитрий Виноградов. — К этому моменту завершилась первая волна массового насыщения (когда люди покупали свои первые мобильные телефоны), резко возросла конкуренция, следствием чего стали первые уходы с рынка, казалось бы, ведущих игроков (Siemens Mobile, потом BenQ-Siemens). При этом направление смартфонов выглядело сугубо нишевым, эти устройства рассматривались как инструмент для рабочих целей (офисные приложения и пр.), основные производители (Nokia, Samsung, LG, SonyEricsson) главный упор делали на привычные „фичефоны“ (телефоны с жестко зафиксированным функционалом), рассматривая смартфоны, которые были реализованы в идеологии компьютеров с гибкой установкой приложений, как направление перспективное, но все же более отдаленного будущего. Рынок смартфонов казался всем достаточно маленьким и нишевым, так как считалось, что смартфон — это исключительно инструмент для работы (с офисными приложениями и т. п.). Отдельно позиционировались камерофоны — аппараты, „специализирующиеся“ на фотографии. iPhone задал тренд на создание устройств, сочетающих в себе все возможные функции как для работы, так и для развлечений и использующих технологию touch screen. Сразу возник острый спрос на новые ОС, в результате чего былые лидеры (Symbian и Windows Mobile) уступили место новичкам — iOS и Android. Начался глобальный передел рынка между производителями устройств и разработчиками ОС».


Примерно об этом же говорит и директор по маркетингу компании Treolan Виктория Кубрина, которая подчеркивает, что до 2007 года мобильную технику пользователи приобретали почти исключительно для сотовой связи, а с появлением iPhone начал резко формироваться спрос на устройства для широкого спектра задач (телефон, плейер, фотокамера, карманный компьютер). Огромную роль сыграл красивый и удобный дизайн, это сделало мобильное устройство не только полезным, но и модным (что очень важно для успеха на массовом рынке), а установка в нем современной ОС — простым в освоении для всех категорий пользователей. «Все изменения, произошедшие на рынке в дальнейшем, — взлет Samsung, появление доступной ОС Android, появление множества смартфонов — это развитие того самого тренда „одного устройства“, заданного Стивом Джобсом, и следствие огромной популярности и востребованности таких устройств», — уверена эксперт.


Директор департамента «Мобильные средства связи» компании «Марвел-Дистрибуция» Александр Слепухин иллюстрирует перемены на примере состава лидеров рынка: в России в 2006–2007 гг. пять производителей (Nokia, Motorola, Sony Ericcson, LG, Samsung) охватывали 83% рынка, причем каждый из них имел существенные индивидуальные отличия в дизайне, форм-факторе устройств, целевой аудитории. Сейчас рынок делится на две части: устройства на iOS, представленные одной компанией, и перегретый рынок Android-устройств с минимальной разницей между смартфонами разных производителей. Сегодня «боевые действия» идут в маркетинге и в модели дистрибуции.

Этапы и тенденции российского рынка после 2007 года

Развивая высказанные выше соображения, Дмитрий Виноградов выделяет три последующих этапа развития российского рынка:

  • 2007–2010: развитие массового сегмента смартфонов, смена лидеров (как ОС, так и производителей техники). Те, кто опоздал на старте и не обладал достаточной производственно-технической базой (Nokia, Motorola, Sagem, Panasonic и др.), начали терять свою долю на рынке.
  • 2010–2013: рынок «распробовал» смартфоны, последовали рост производства и снижение цен на них, начинается резкое падение доли обычных телефонов. Среди ОС доминирует iOS, но ее стремительно догоняет Android, за ними в погоню пытается устремиться Microsoft со своей Windows Phone. Появились планшеты нового поколения, причем первые из них скорее представляли собой смартфоны с большой диагональю экрана; пионерами и лидерами этого рынка стали Samsung и Apple. Борьба этих двух корпораций является характерной чертой развития рынка мобильной техники во всем мире.
  • 2013 г. по наше время: да здравствует Китай! Эта страна перестала быть просто производственной площадкой для других производителей, она превратилась в активного игрока, на рынок смартфонов и планшетов выходят ее крупнейшие телеком- и ИТ-компании (ZTE, Huawei, Lenovo), которые в короткие сроки начинают теснить лидеров, хотя в России успех Китая стал заметен с некоторой задержкой (в том числе из-за слабости предложений операторских продуктов).

Говоря о ситуации в России, Виктория Кубрина подчеркивает, что отечественный рынок — часть мирового: «Мы не формируем тренды, но активно потребляем все, что связано с мобильными технологиями. После появления iPhone в 2007 г. следующими ключевыми событиями стали выход iPad и резкий рост популярности бесплатной ОС Android и Google Play Market. Хотя доля Windows на рынке в целом невелика, но эта ОС сыграла большую роль в том, чтобы сделать мобильные устройства более привлекательными для бизнеса». Она также подчеркивает, что на протяжении последних трех лет российский рынок мобильных устройств отличался большим объемом, массовым спросом с ориентацией на минимальные цены и высокой конкуренцией. В розничных магазинах можно было найти сотни марок смартфонов и планшетов, так что разобраться, кто есть кто, потенциальному потребителю было нелегко. Однако негативная экономическая ситуация и ужесточившиеся требования регуляторов начинают менять ландшафт, можно ожидать, что в близкой перспективе число марок сократится. Останутся те, кто сумел выстроить правильную работу с фабриками, эффективную и прозрачную логистику, сформировать канал продаж, позитивную информационную среду и качественное постпродажное обслуживание.


Менеджер ключевых проектов Huawei Consumer Business Group Илья Тюрин считает, что современный период развития российского рынка смартфонов и планшетов можно разделить на два больших этапа: «до появления Android» и «после»: «Без Интернета смартфон превращается в обычный телефон. Обычными телефонами были и iPhone первой волны — Apple не предоставляла сервис AppStore в России, стоимость мобильного Интернета была высокой, а скорости низкими. Значительное снижение ценовой планки смартфонов на базе Android способствовало резкому увеличению количества пользователей, повысив интерес операторов связи к развитию сетей 3G и 4G».


По мнению Александра Слепухина, в России рынки смартфонов и планшетов развивались схожим образом: выход инновационного продукта, бурный рост, насыщение и стагнация, переходящая в падение рынка. Правда, он отмечает, что без влияния всем известных макроэкономических факторов никакого падения в этом году не случилось бы. При этом он говорит, что смартфоны и планшеты занимают на рынке разные позиции: «Смартфону удалось стать предметом первой необходимости, альтернативы ему в отличие от планшетов пока нет. Современный человек может сэкономить на смартфоне, может его не очень часто менять, но отказаться от него уже не в состоянии». Это хорошо видно в условиях кризиса: падение продаж планшетов намного серьезнее, чем смартфонов. Отсюда вывод: перспективы продаж смартфонов выглядят более предпочтительно по сравнению с планшетами.


Директор по маркетингу компании ASUS в России, СНГ и странах Балтии Маргарита Федосеева отмечает, что на первом этапе бурного роста объемов продаж в сегменте планшетов и смартфонов производители экспериментировали с функциями и форм-факторами устройств в поиске тех решений, которые окажутся наиболее привлекательными для пользователей (например, появились планшеты-трансформеры). Потом спрос стабилизировался, производители улучшали характеристики и возможности этих устройств, шло эволюционное развитие. Сейчас характеристики и функции начинают отходить на второй план, и фокус в значительной степени смещается в сторону внешнего вида устройств, а сами гаджеты воспринимаются не как техника, а как модные аксессуары.

Текущие проблемы развития рынка

«Ключевая проблема рынка мобильных устройств — отсутствие инноваций, — считает Илья Тюрин. — Производители приучили пользователей к тому, что менять смартфон надо минимум раз в год, и заложили это в свои планы продаж. Но заставить клиента это сделать становится все сложнее и сложнее, а конкуренция на рынке обостряется». Другая характерная для России проблема, по его мнению, — отсутствие локального производства или хотя бы локальной сборки. В результате рынок сильно зависит от изменения курса валют, требуя постоянной корректировки планов как по поставляемым моделям, так и по стоимости устройств.


Дмитрий Виноградов также считает, что отсутствие новых технологий негативно сказывается на спросе: пользователи не готовы менять устройство только из-за модернизации дизайна. Но это общемировая ситуация, российская же специфика определяется экономической ситуацией в России, которая усиливает проблему ценовой войны: «К концу 2013 — началу 2014 гг. существовал большой разрыв по цене между продукцией мировых лидеров и китайской. В этой ситуации крупные производители, в частности Samsung, стараясь сохранить свои лидирующие позиции во всех ценовых сегментах, опустили цену на свою „умную“ продукцию. Но кризис 2014–2015 гг., по сути, остановил ценовую войну производителей и заставил всех поднять цены, что тут же отразилось на покупательской способности». По его мнению, сейчас важной темой в мобильной сфере является повышение времени работы устройств без подзарядки: тот, кто реально сможет это сделать, причем за счет снижения энергопотребления, а не с помощью увеличенной емкости батарей, — тот и станет на какое-то время безоговорочным лидером рынка.


Российский рынок пережил тяжелое начало года и готовится к традиционному предновогоднему росту продаж, констатирует Виктория Кубрина. Несмотря на негативную экономическую ситуацию, направление мобильных устройств остается весьма высококонкурентным: на нем присутствуют топовые модели «по цене подержанного автомобиля», устройства средней ценовой категории и множество бюджетных решений. Сейчас нет былых бурных темпов, но есть быстрорастущие сегменты (например, устройства «2 в 1»). В целом рынок, по ее мнению, остается перспективным и привлекательным для всех поставщиков, сумевших адаптироваться к изменившимся реалиям.


«Налицо кризис жанра. Нет телефона/смартфона, который действительно хотелось бы купить. Нет таких инноваций, за которые хочется отдать деньги, — говорит о том же Александр Слепухин. — Все новшества сейчас являются в основном обновлением имеющихся функций. В лучшем случае будет предложена очередная недоработанная и не совсем понятная функция. Российский потребитель постепенно разочаровывается в „дорогом“ смартфоне, не видит в нем продолжения себя». При этом эксперт отмечает, что, возможно, будущее мобильной техники — за софтом и кроссплатформами. Именно здесь, по словам производителей, сейчас наблюдается наибольший дефицит в новациях и кадрах.


Маргарита Федосеева, в свою очередь, уверена, что главная проблема в России — экономическая ситуация и нестабильность курса национальной валюты, и, по некоторым оценкам, общее падение ИТ-рынка может составить до 50%. В этой ситуации поставщикам нужно корректировать свою продуктовую линейку с учетом перспектив потребительского спроса.

Проникновение мобильных технологий в корпоративную среду

Процесс освоения мобильных технологий в корпоративной среде начался еще на рубеже веков, но если говорить о «значимом» его этапе, то за точку отсчета, наверное, нужно принять 2007–2008 гг. При этом сразу следует отметить два важных момента.


  • «Мобильная автоматизация» на предприятиях во многом шла не по традиционной схеме «от ИТ-отдела к конечным пользователям», а в обратном направлении.
  • ИТ-отделы организаций давно привыкли использовать в качестве клиентской инфраструктуры программную платформу Microsoft. И многие заказчики не спешили внедрять мобильные решения других разработчиков, ожидая, когда в эту сферу придет их давно знакомый вендор. Но эти ожидания оказались во многом тщетными...

В целом можно сформулировать такие основные новые моменты в использовании корпоративной мобильности: многоплатформенность (программная и аппаратная) и ориентация на предпочтения конечных пользователей, вплоть до использования их личных устройств в деловой среде.


«Проникновение мобильных технологий в корпоративный сегмент не определяется только устройствами, которые уже применяются здесь максимально широко, — комментирует ситуацию генеральный директор компании „МобилитиЛаб“ Сергей Орлик. — Россия является одной из наиболее мобилизованных стран в мире, то, что сегодня используется в корпоративном сегменте, это всего лишь устройства, находящиеся в руках сотрудников, но не решения, которые обеспечивают работу с деловой информацией. Темпы внедрения специализированных приложений, ориентированных на сотрудников компаний и организаций, у нас существенно ниже, чем в других странах, тем более в развитых».


С этой точкой зрения солидарен и ведущий проектировщик корпоративных мобильных приложений компании ЭОС Артем Андреев, по мнению которого, без мобильных средств просто немыслимо нормальное существование сотрудника в контексте бизнес-процессов. Но проникновение этих технологий в корпоративную среду, считает он, правильнее оценивать по уровню интеграции корпоративных приложений в информационную систему организации. Обычно интеграция начинается с использования корпоративной почты, в некоторых случаях с мессенджеров, которые также используются в рабочих целях, далее возможно деление в зависимости от сферы деятельности того или иного сотрудника. Например, это могут быть приложения для торговых представителей, страховых агентов и т. д. Ссылаясь на опыт работы на рынке СЭД/ECM, он говорит, что клиенты даже в кризис активно приобретают мобильные приложения для таких систем, что свидетельствует о позитивной динамике процесса.


Менеджер по мобильным решениям центра вычислительных комплексов компании RedSys Сергей Тишкин оценивает ситуацию несколько скромнее: «Если считать мобильными технологиями доступ к корпоративной почте и просмотр документов, то уровень проникновения достаточно высок, при этом технологии выступают в роли вспомогательных инструментов для работы. По-настоящему глубокое вовлечение мобильных устройств в бизнес-процессы компаний пока находится на низком уровне. Исключением является финансовый сектор, где технологии широко применяются клиентами и заказчиками».


Мобильные технологии становятся все более персонализированными и эффективными, что дает компаниям возможность перейти от автоматизации к интеллектуальным бизнес-процессам, считает менеджер по продвижению облачной платформы Microsoft в России Жанна Кривозубова. Она говорит о высоком спросе на мобильные бизнес-решения со стороны заказчиков, ссылаясь на данные исследования. Так, 60% руководителей опрошенных СМБ-компаний отметили, что их сотрудники работают с корпоративной информацией вне офиса, при этом более 35% делают это ежедневно, а почти 30% — несколько раз в неделю; 80% участников опроса хотели бы управлять бизнесом и решать рабочие вопросы с любого устройства в любое время и в любом месте, где есть доступ в Интернет. О том, что руководители придают корпоративной мобильности большое значение, говорит и тот факт, что более 85% опрошенных компаний имеют мобильную стратегию, а оставшиеся планируют разработать ее в ближайшие 6–12 месяцев. При этом 53% руководителей бизнес-подразделений уже сегодня видят экономический эффект от поддержки удаленной работы, а более трети ожидают получить его в ближайший год. Руководители бизнес-подразделений также наблюдают повышение продуктивности своих сотрудников за счет поддержки удаленной работы и оценивают этот рост в диапазоне от 10 до 30%.


Экономическая ситуация негативно влияет на темпы «мобилизации» предприятий, но даже затяжной кризис не может радикально помешать процессу: на фоне общего спада на рынке виден рост интереса к мобильным технологиям в российском корпоративном секторе. Говоря об этом, ведущий эксперт по мобильным и облачным решениям IBM в России и СНГ Анна Кравцова отмечает, что это касается как крупных компаний, где традиционно процесс внедрения мобильных технологий идет заметно активнее, так и мелких и средних, также интересующихся возможностями, которые открываются с ростом популярности смартфонов и планшетов. С ней согласен менеджер по развитию бизнеса клиентских систем компании Fujitsu Сергей Грибанов: «Традиционно корпоративный сегмент консервативнее потребительского, и массовое проникновение мобильных технологий идет с некоторым отставанием. Но тем не менее сегодня мобильные технологии в корпоративном сегменте занимают уже достаточно большую долю. Вполне вероятно, что из-за кризисных явлений темпы снизятся, но сам процесс будет продолжаться».

О чем говорит опыт внедрений корпоративной мобильности

Опыт работы с российскими заказчиками показывает, что мобильные технологии чаще всего используются для организации работы удаленных сотрудников, а также для поддержания функционирования территориально распределенных организаций, делится своими наблюдениями Жанна Кривозубова. Она подчеркивает, что компании все чаще интересуются программами и приложениями, которые помогают поддерживать коммуникации на всех типах устройств и в любой операционной системе.


«Главный урок в том, что при внедрении необходимо рассматривать мобильные технологии, мобильные устройства как полноценную часть системы, полноценное рабочее место, а не как вспомогательный отросток, — считает Сергей Тишкин. — Нельзя сваливаться в проектирование маленькой подсистемы и потом прикручивать её к основной системе».


Сергей Орлик отмечает такую проблему: если инициатором проекта по внедрению мобильных технологий выступает бизнес (а такой вариант встречается достаточно часто), то нередко ИТ-службы занимают пассивную позицию, а ИБ-службы — консервативную. По его мнению, в этом проявляется специфика проектов «мобилизации» по сравнению с традиционными ИТ-проектами: «Даже когда бизнес принял решение о мобилизации, имея в руках современные мобильные устройства и постоянно используя их за пределами стационарного рабочего места, ИТ- и ИБ-службы, можно сказать, реагируют „с третьего пинка“, старясь никак не регламентировать в своей деятельности использование мобильных устройств. Потому что это означает переход от поддержки существующей инфраструктуры в стиле „солнце всходит и заходит, только ничего не трогай“ к анализу, внедрению и интеграции в существующую инфраструктуру дополнительных систем, которые должны не разрывать, а растягивать периметр на мобильные устройства. Дополнительные усилия требуются и от служб ИТ, и от служб ИБ».


Артем Андреев отмечает, что опыт от внедрения мобильных решений очень важен для разработчиков, они должны оперативно реагировать на пожелания пользователей: «Мы стали уделять намного больше внимания возможностям индивидуальной настройки: изменение цветовой схемы, использование корпоративных идентификационных изображений (фонового изображения и логотипа компании). То есть не только функциональности, но и дружелюбности интерфейсов, гибкой кастомизации».


Рынок мобильных технологий все еще относительно молодой, и лишь около трети проектов как в России, так и в остальном мире заканчиваются успешно, констатирует Анна Кравцова. Среди основных причин трудностей называются недостаток времени, неадекватность выделяемых бюджетов, а также технические сложности обеспечения функционирования приложений на разных платформах. В результате мобильные проекты зачастую не полностью отвечают требованиям пользователей, а затраты на поддержку мобильных приложений и интеграцию с другими системами превышают ожидания.

Модели внедрения мобильных технологий: BYOD, COPE, CYOD...

Унификация используемых мобильных устройств на предприятиях сегодня применяется довольно редко, компании ориентируются не предпочтения сотрудников, позволяя им использовать свои устройства (BYOD) или предлагая на выбор корпоративные средства (CYOD).


«По нашим наблюдениям, в России в отличие от некоторых стран Восточной Европы наиболее популярна модель BYOD. То есть российские предприятия более склонны поощрять использование сотрудниками личных устройств», — комментирует ситуацию Анна Кравцова.


С ней согласна Жанна Кривозубова: перспективной можно назвать модель внедрения мобильных технологий BYOD, ее главные преимущества состоят в том, что за пользователем остается выбор, с каким устройством ему удобнее работать, а компании могут контролировать уровень его доступа к рабочим файлам. Для многих компаний, особенно среднего и небольшого размера, концепция BYOD позволяет существенно сэкономить на ИТ-обеспечении сотрудников клиентскими устройствами. Однако далее она подчеркивает: «Личное устройство есть личное устройство. Кто и как его будет использовать помимо выполнения рабочих обязанностей, ИТ-департаменты и службы безопасности диктовать не правомерны. Как же соблюсти паритет между безопасным доступом к корпоративным системам (приложениям), быть уверенными, что важная информация (коммерческая, базы данных и т. д.) не выйдет за периметр организации, и воспользоваться всеми преимуществами концепции BYOD? Для этого сейчас развиваются ЕММ-решения — системы по управлению корпоративной мобильностью. В целом можно уверенно прогнозировать, что у концепции BYOD есть все шансы прижиться на российском рынке».


Вместе с тем Сергей Грибанов считает, что BYOD в основном будет востребована в некрупных компаниях и там, где у большинства сотрудников устройства только одного производителя. В случае CYOD, вероятно, у сотрудников будет несколько ниже удовлетворенность, но для компании такая концепция позволит сохранить безопасность на приемлемом уровне.


Артем Андреев считает, что применение разных моделей зависит от сферы деятельности компаний, часто будут использоваться смешанные варианты. Так, в сфере электронного документооборота нередко наблюдается такая ситуация: используются личные устройства для рядовых сотрудников и специально закупленные — для руководителей среднего и высшего звена.


Волна использования личных устройств в деловых целях (BYOD) в первую очередь получила такое огромное внимание со стороны аналитиков и прессы по причине пассивной позиции служб ИТ и ИБ, уверен Сергей Орлик. Пользователи уже имеют эти устройства, а службы ИТ и ИБ думают еще, какие из систем следует анализировать для возможного применения в компаниях и организациях. Результатом этого стали «теневые ИТ» — фактическое использование персональных сервисов вместо корпоративных систем, ориентированных на продуктивность и безопасность. Зачастую пользователи не хотят отдавать свои устройства в управление ИТ-службам, поскольку BYOD предполагает ту или иную степень регламентации использования личных мобильных устройств в деловых целях. По мнению эксперта, сейчас наблюдается движение в сторону корпоративных устройств, выдаваемых сотрудникам (СOPE, Corporate Owned, Personally Enabled — корпоративные устройства, настройкой и обслуживанием которых сотрудник занимается самостоятельно), — исследования показывают, что доля корпоративных устройств растет очень высокими темпами, достигая трети для смартфонов и превышая 60% для планшетов.


«Каждая модель внедрения имеет свои достоинства и недостатки, свои ниши, где их применение целесообразно, — высказывает компромиссную точку зрения Сергей Тишкин. — Одно предприятие спокойно может использовать разные модели внедрения для разных бизнес-процессов, таким образом, одна модель не исключает другую. Тем не менее я считаю, что по мере погружения мобильного устройства сотрудника в бизнес-процессы предприятия миграция в сторону COPE и CYOD неизбежна».

Мобильные технологии и трансформация корпоративной среды

Как влияют мобильные технологии на корпоративную ИТ-среду? Просто расширяют ее возможности или приводят к некоторой структурной трансформации? Смогут ли мобильные решения со временем существенно потеснить из корпоративной среды традиционные решения на базе ПК? В целом ответы наших экспертов можно сформулировать так: на первых этапах мобильность обычно просто дополняет существующую ИТ-среду, но потом ее проникновение приводит к достаточно радикальной трансформации, причем зачастую не только ИТ-систем, но и бизнес-процессов организации. Что же касается вытеснения ПК, то этот процесс идет, но полной замены ПК на мобильные средства вряд ли стоит ожидать даже в отдаленной перспективе.


«Точно так же, как мобильные технологии изменяют жизнь людей, они изменяют и корпоративную среду, причем эти две тенденции неразрывно связаны между собой, — считает Анна Кравцова. — Можно говорить о мобильной трансформации бизнеса, и безусловно, эта трансформация будет постепенно вытеснять решения, ограниченные использованием ПК».


Большой спектр повседневных задач сотрудники могут решать с помощью смартфонов, планшетов и т. п., но все же мобильные технологии вытеснят традиционные решения на базе ПК ровно до той степени, где есть потребность в этих технологиях, уверен Сергей Грибанов. Всегда будут оставаться сегменты, где важнее всего безопасность да и нет особой потребности в мобильности (например, бухгалтерия). В таких сегментах будут продолжать использоваться традиционные решения.


Жанна Кривозубова подчеркивает, что мобильность напрямую связана с другим трендом развития ИТ — расширением применения облачных моделей, это относится и к потребительскому, и к корпоративному сегментам. То есть сейчас можно говорить о трансформации традиционной онпремис-модели в облачно-мобильный формат ИТ-среды с акцентом на поддержку многоплатформенности. «Облако позволяет синхронизировать работу всех устройств пользователя и тем самым создает единую и комфортную среду для сотрудников компаний, открывающую широкие возможности для повышения продуктивности, экономии времени, а также представляющую собой инструмент для эффективного взаимодействия и коллективного творчества при реализации проектов. — говорит она. — Развитие бизнес-технологий сегодня идет по пути мобильности, расширения инструментов взаимодействия и интерактивности, увеличения эффективности и следования рациональному подходу в использовании материальных и интеллектуальных ресурсов, а также персонализации всех сервисов».


Однако Сергей Тишкин считает, что пока мобильные технологии значительно трансформируют программную составляющую корпоративной ИТ-среды, в меньшей мере затрагивая аппаратную составляющую. При этом он отмечает, что тема мобильности относится и к ПК в плане обеспечения доступа сотрудника к своему «рабочему столу» в удаленном режиме. Что касается сотрудников, которые много перемещаются, в том числе в пределах предприятия, то по мере развития беспроводных технологий связи они будут отказываться от персонального ПК.


Трансформация идет, но ее формы и качественный уровень различны для разных предприятий и сфер деятельности, уверен Сергей Орлик: у кого-то мобильные решения будут дополнением существующей ИТ-среды, у кого-то — серьезным трансформирующим фактором. Влияние мобильных решений на бизнес он показывает на простом примере: уменьшение офисных площадей в организациях, у которых большая доля сотрудников работает вне стационарного рабочего места, приезжая в офис только для того, чтобы получить задание и отчитаться.


Артем Андреев подчеркивает, что внедрение мобильных технологий в корпоративную среду меняет требования к традиционным клиентским решениям: пользователь хочет при работе на ПК (в том числе в Web-клиенте) иметь такой же удобный интерфейс, как на его личном смартфоне. Но мобильные устройства вряд ли полностью заменят ПК, хотя бы потому, что остается много задач, связанных с необходимостью использовать клавиатуру и большой экран.

Влияние мобильности на ландшафт безопасности

В «телефонную эпоху» (до 2007 года) проблемы с безопасностью были, но они все же имели ограниченный характер, во всяком случае тема эта была не столь актуальна, как для ПК. Жесткая программная конфигурация и ограниченный функционал предоставляли меньше возможностей для проникновения внешних вирусов. В корпоративной среде мобильные средства вообще использовались минимально. Однако ситуация радикальным образом изменилась с появлением современного поколения мобильных устройств:

  • по своей архитектуре смартфоны и планшеты стали похожи на ПК (развитая ОС, загружаемые приложения), а значит, актуализировались все те же угрозы, что и для традиционных компьютеров;
  • мобильные средства изначально нацелены на работу в «подключенном варианте» и на использование внешних сервисов;
  • помимо подключения к Интернету (как ПК) они еще используют и сотовую связь;
  • сотовые устройства используются в качестве ключей доступа при выполнении ответственных операций, в том числе банковских;
  • мобильные приборы намного проще «утратить» (кража, пропажа);
  • мобильные устройства широко используются в личных и рабочих целях, то есть за периметром безопасности организации.

«Раньше многие мобильные устройства имели весьма небогатый функционал, который не позволял совершать атаки, сопоставимые в плане отдачи с привычными компьютерами, — поясняет аналитик из компании „Доктор Веб“ Павел Шалин. — Но ситуация в корне изменилась с появлением операционной системы Google Android, которая всего за несколько лет стала самой популярной платформой для мобильных устройств, фактически сравнявшихся по своим возможностям и производительности с настольными компьютерами. Мобильные телефоны и смартфоны используются не только для доступа к банковским счетам, но и в качестве самостоятельного платежного инструмента. Все это еще больше повышает интерес к ним со стороны злоумышленников. Помимо создания множества уже классических SMS-троянцев вирусописатели стали активно применять вредоносное ПО для кибершпионажа, вымогательства денег при помощи троянцев-блокировщиков, кражи средств с банковских счетов, показа нежелательной рекламы с использованием специальных программных модулей, незаметной загрузки и установки вредоносных приложений и т. д. В корпоративном сегменте очень актуальной стала проблема BYOD, подразумевающая принятие комплекса мер для обеспечения информационной безопасности с учетом личных устройств сотрудников предприятия. Количество угроз для мобильных устройств непрерывно растет: с 2010 по 2014 гг. число записей для вредоносного и нежелательного ПО для ОС Android в вирусной базе Dr.Web выросло в 189 (!) раз, составив 5681. А на текущий момент это число увеличилось более чем в 2,5 раза».


Относительно новой проблемой для специалистов по информационной безопасности в случае с мобильностью является то, что основная часть «опасной зоны» находится в потребительской среде, вне традиционных границ действия корпоративных мер обеспечения защиты. Кроме того, драматически расширился круг пользователей, он стал не просто массовым, а всеобщим.


Но в какой мере пользователи осознают сегодня эти угрозы? «Печально то, что ради удобства пользователи часто игнорируют даже простейшие правила обеспечения безопасности при использовании мобильных телефонов, — говорит руководитель направления по работе с технологическими партнёрами компании „Аладдин Р.Д.“ Алексей Александров. — Повлиять на простых пользователей практически невозможно, и даже не стоит грезить о том, что когда-нибудь они станут относиться к правилам безопасности более осознанно. Мы считаем, что человеческий фактор следует принять как данность и видоизменить методы борьбы: помимо комплекса технических, организационных и организационно-технических мер стоит использовать и некоторые обязательные условия (например, вход в систему только по сертификату, в отсутствие которого вход не может быть выполнен, и пр.), чтобы без соблюдения этих условий пользователи не могли выполнять свои привычные действия, которые в конечном итоге могут подвергнуть опасности не только личную информацию, но и благосостояние целого бизнеса».


Павел Шалин считает, что сейчас ситуация с пониманием актуальности темы мобильной безопасности заметно улучшается: «Для современных пользователей мобильных устройств вопрос безопасности становится все более очевидным. Если раньше большинство владельцев смартфонов и планшетов не уделяло должного внимания защите, то сейчас уже многие осознали, что они могут потерять деньги с мобильного или даже банковского счета, что их фотографии, контакты, телефонные разговоры и прочая конфиденциальная информация могут оказаться в руках злоумышленников. Все чаще владельцы мобильных устройств устанавливают антивирусную программу, а также следуют рекомендациям не использовать сомнительные источники для загрузки интересующих программ. Однако по-прежнему есть те, кто считает опасность со стороны мобильных вредоносных программ выдумкой и пренебрегает простыми правилами безопасности, полагаясь на авось и считая так: „Кому нужны мои фотографии, телефонная книга?“ Такие пользователи будут всегда, однако их число все же постепенно уменьшается».


Мобильные технологии в России: от первых гаджетов к корпоративным решениям
Ольга Савко

Начальник группы телемаркетинга

Получите качественную бесплатную консультацию

Акция

Переход на отечественную АИС МФЦ

Скидка на право использования АИС МФЦ «ДЕЛО» при миграции с других решений по автоматизации МФЦ

Акция

«Амнистия» по техподдержке

Акция для клиентов, у которых есть просроченная техподдержка до 01.01.2015

Календарь мероприятий

19сентября

Конференция CNews «ИКТ в госсекторе 2018: цифровое будущее»

Узнать больше

19сентября

Конференция TAdviser «СЭД и ECM Day 2018»

Узнать больше

12сентября

Russian Enterprise Content Summit 2018

Узнать больше
Все мероприятия

Наши клиенты

7 000 компаний

Наши партнеры

250

во всех городах России
и странах СНГ