Акция

Миграция с других систем

Скидка на систему «ДЕЛО» при миграции с других решений.

Получите бесплатную демоверсию и консультацию

+7(495) 221-24-31

К вопросу о структуризации проблематики ЮЗЭДО (юридически значимый электронный документооборот)

На прошлой неделе состоялась конференция «Юридически значимый документооборот 2017». А накануне этого мероприятия был опубликован обзор по теме – ЭДО: состояние и тенденции, проблемы и решения. По теме конференции ожидается целый ряд последующих публикаций, поэтому для начала хотелось бы сказать, что основной темой мероприятий были вопросы «юридически значимого документооборота» вообще, а применительно в основном к теме B2B (и немного B2C) взаимодействия. Но при этом обсуждая это достаточно специализированное направление, участники мероприятия, так или иначе, постоянно выходили на фундаментальные проблемы документооборота вообще. 

По поводу самого слова «документооборот» дискуссии у нас в стране начались еще в середине 90-х и длятся до сих пор. Точнее, обсуждение этой темы в последние три года почти сошли на нет, но, как мне кажется, не потому, что удалось договорить, а просто все поняли, что договориться невозможно. 

Дело в том, что «документооборот» – это исконно наш термин. Это само по себе – крайне редкое явления, возможно даже не имеющее аналогов, поскольку практически вся наша ИТ-терминология идет с Запада, и чаще всего – простым путем прямого использования английских терминов. По звучанию термин «документооборот» похож на английский Workfow, управление потоками работа, который в последние годы заменен на управление бизнес-процессами (BPM). Но только в зарубежной классификации Workflow/BMP является один из компонентов тема ECM (управление корпоративным контентом), а у нас фактически «документооборот» является российским аналогом (специфической структуры и содержания) всего ECM. 

Поспорив лет пятнадцать о терминах, экспертное сообщество в целом сошлось на мнении, что «документооборот» – это российский аналог западного ECM. Но в 2008-10 гг проблема терминологии вышла на новый уровень. Дело в том, что ECM относится к «внутрикорпоративной теме», задачам управления контентом внутри контура предприятия. Как есть еще огромная сфере внешнего информационного взаимодействия организации, причем с контрагентами разных категорий. В зарубежной практике эти направления внешнего взаимодействия, вообще-то, не входят в тему ECM и имеют какие-то собственные названия (EDI, e-invocing и пр.). 

Но у нас в стране получилось так, что и новые сферы стали называться «документооборотом» (к вопросу о богатстве великого русского языка). Хотя, как мне кажется, нужно довольно четко разделять содержательные направления этого «общего понятия» на две категории внутренний документооборот (то что традиционно обозначается как СЭД) и внешний документооборот. Каждая их этих больших категории в свою очередь делится на свои направления. В частности, СЭД/ECM – управление бизнес-процессами, управление архивами, поддержка коллективной работы, управление Web-контентом и пр. 

А внешний документооборот – например, по парам категорий участников взаимодействия: B2B, B2G, B2C, G2C, G2G, C2C… 

Почему именно такая категоризация представляется наиболее актуальной? Потому, что каждая из них регулируется своей нормативно-законодательной базой. 

Но, говоря о необходимости разделения темы «документооборот» на отдельные сегменты, нужно подчеркнуть, что все эти направления имею ряд общих фундаментальных основ, которые должны решаться не в рамках отдельных направлений, а на базовом уровне «документоведения». Не претендуя, на исчерпывающие изложений вопроса, я бы выделил среди таких базовых вопросов два основных (причем – взаимосвязанных!): 

- обеспечение юридической значимости электронных документов и процессов их обработки (документооборот); 
- долгосрочное (в том числе вечное) хранение электронных документов. 

Собственно, вот тут я и возвращаюсь к началу поста, к конференции ЮЗДО'2017. 

Дело в том, что «юридическая значимость» – это неотъемлемый элемент совершенно любого документооборота (и внутреннего в том числе). Более того, этот вопрос является всегда первым, поскольку в случае отсутствия «юридической значимости» исчезает само понятие «документооборот». И парадоксом тут является то, что в российской терминологии получилось так, что термин ЮЗЭДО закрепился за отдельным направлением документооборотом – внешним B2B (то, что в западной литературе обычно называется e-invoicing). 

Так вот основной темой были как раз было именно направление B2B-ЮЗЭДО-еинвойсинга (хотя немного были и другие, в том числе B2G, в основном – сдача налоговой и фискальной отчетности).   

Андрей Колесов 

Источник: https://www.pcweek.ru/ecm/blog/ecm/9368.php


Возврат к списку


Ольга Савко

Начальник группы телемаркетинга

Получите качественную бесплатную консультацию

Акция

Переход на отечественную АИС МФЦ

Скидка на право использования АИС МФЦ «ДЕЛО» при миграции с других решений по автоматизации МФЦ

Календарь мероприятий

25октября

Конференция «Осенний документооборот – 2019». ЭОС 25 лет. От журнала регистрации к цифровой экономике

Узнать больше

08октября

Электронные оригиналы документов: особенности архивного хранения

Узнать больше

25сентября

ЭОС на осенней конференции TAdviser СЭД и ECM Day 2019

Узнать больше

Наши клиенты

7 000 компаний

Наши партнеры

250

во всех городах России
и странах СНГ

^