Акция

Миграция с других систем

Скидка на систему «ДЕЛО» при миграции с других решений.

Получите демоверсию и консультацию

+7(495) 221-24-31

Вернуться к списку

Мозги утекают навсегда.

Где ждать технологического рывка завтра? Никто с определенностью не может сказать это сегодня. И помочь стране остаться на плаву может только одно: образованные и талантливые интеллектуальные работники, которые в состоянии уловить малейший сдвиг в своей области, оценить его возможную перспективность и вовремя переключиться со своими разработками. Те самые, которые "текут" и "утекают".

Никто точно не знает, сколько российских интеллектуалов ежегодно покидает Россию. Разброс цифр фантастический. От 5–6,5 тыс. ученых до 800 тыс. – 1,5 миллиона. Все эти оценки, по признанию самих экспертов, могут быть лишь приблизительными.

Если в середине 90-х в университетах 33 стран (в основном США, Германии, Франции и Великобритании) обучались около 13 тысяч выходцев из России, то в 2002 году как минимум вдвое больше. Около половины из них заявили в опросе, что определенно решили остаться за границей, еще 20% хотели бы продолжить учебу после получения диплома и только 18% твердо собирались вернуться.

Кто?

Структура общего потока эмигрантов существенно отличается от структуры населения страны: эмигранты моложе и образованнее. До середины 90-х годов это была эмиграция прежде всего этническая (более половины – немцы, 13–15% – евреи), но уже к 1998 году на первое место среди этнических групп уезжавших из страны российских граждан вышли русские (29,3%).

Кандидат экономических наук Степанов так описывает ситуацию в институтах химико-биологического профиля: "Молодые сотрудники приходят, получают степень кандидата наук и тотчас уезжают за рубеж. Диссертации по этим специальностям являются, как правило, конвертируемыми. Средний возраст уезжающих – 30 лет. Пока еще работают в России, стараются публиковаться в зарубежных журналах с высоким рейтингом. Вновь приходящие молодые ученые обязательно обращают внимание на то, сколько сотрудников уже уехало из той или иной лаборатории. И чем выше эта цифра, тем больше ценится возможность попадания именно в эту лабораторию, поскольку работа в ней является своеобразной гарантией будущего трудоустройства за рубежом. В институтах этот критерий часто называют "критерием взлетной площадки". Уезжают в основном в США и Великобританию".

Для общего потока эмигрантов из России на первом месте по притягательности стоит Германия, для "интеллектуальной эмиграции", и прежде всего ученых, – США. Пока Америка явно выигрывает у Европы конкуренцию не только за российские умы и квалификацию: она остается главным центром притяжения для всех зарубежных ученых и высококлассных специалистов. 40% американского населения, родившегося за рубежом, имеют степень магистра или доктора наук. Как утверждает статистика, половина всех европейцев, получивших там дипломы, остаются работать в США, многие – навсегда.

Но конкуренция за умы обостряется: Канада и ФРГ объявляют государственные программы привлечения классных специалистов. Иностранных ученых "заманивают"– и небезуспешно – динамичные Сингапур, Малайзия и Китай. В 2001 году Япония разрешила въезд в страну 222 тысячам иностранных специалистов. В последнее время обостряется интерес к российским ученым в Парагвае, Венесуэле, Бразилии, Южной Корее, где даже разработаны специальные государственные программы их ассимиляции.

Ущерб, нанесенный стране утечкой умов, трудно переоценить. Социолог Евгений Авдокушин: "Ежегодные прямые потери России можно оценить не менее чем в 3 миллиарда долларов, а суммарные с учетом упущенной выгоды – в 50–60 миллиардов. Другими словами, страна каждый год теряет сумму, эквивалентную 1/3 всей своей внешней задолженности".

Юрий Степанов: "Начиная с 1992 года из-за миграции высококвалифицированных кадров каждые 5–7 лет Россия теряла в среднем один годовой бюджет только за счет прямых потерь (миграция специалистов за границу или перемещение из российских предприятий в фирмы с участием иностранного капитала). Если же посчитать упущенную выгоду от нереализованных идей и оценить потери от разрушения научных школ, то эта цифра возрастет не менее чем на порядок".

Степанов прямо пишет: "Это и есть главная причина разрушения экономики страны. Народы, проживающие на территории России, несут такие колоссальные потери в результате вхождения в мировой "цивилизованный" рынок, где понятие "справедливость" существует только в декларациях о правах человека". Отметим, что наконец стало ясно, кто виноват в "разрушении экономики страны". Как ни странно, прежде всего – не те, кто уехал, а те, кто предложил им лучшие условия работы и жизни.

Несправедливое общество знаний

Главным ресурсом постиндустриального времени являются знания. У богатейшего человека планеты Билла Гейтса нет ни земли, ни нефтяных скважин, ни заводов и фабрик – впервые в истории такой человек располагает только знаниями и авторским правами на них. Самая богатая страна мира США экспортирует знания: технологии, программное обеспечение, изобретения и открытия – и это одна из главных доходных статей бюджета страны. В мире в среднем в начале 90-х годов число научно-технических работников на миллион населения составляло 23,4 тысячи, в Северной Америке – 126,2 тысячи.

Неравенство, всегда бывшее между странами с разным уровнем социально-экономического развития, теперь приобретает новые черты, весьма неприятные для тех, кто остался вне элитарного клуба стран-лидеров. Все меньше вырвавшиеся вперед нуждаются в услугах остальных: они все меньше потребляют природных ресурсов, все более сосредоточены на высокотехнологичных производствах, которые частично освобождают их от энергетической зависимости. Россия, как известно, пока в число этих стран не входит. "Россия – общество индустриальное, – пишет известный экономист Владимир Мау, – ей еще надо было прорваться в этот постиндустриальный мир. Такой задачи пока еще никому решать не приходилось".

Сложность в том, что привычная стратегия "догоняющего развития" больше не срабатывает. Догонять можно, когда цель ясна, приоритеты неоспоримы и достаточно политической воли, готовности нации терпеть лишения в надежде на скорое светлое будущее, концентрации ресурсов на приоритетных направлениях, чтобы совершить рывок. Сегодня просто невозможно установить приоритетные направления развития.

Где ждать рывка завтра? Никто с определенностью не может сказать это сегодня. И помочь стране остаться на плаву может только одно: образованные и талантливые интеллектуальные работники, которые в состоянии уловить малейший сдвиг в своей области, оценить его возможную перспективность и вовремя переключиться со своими разработками. Те самые, которые "текут" и "утекают".

Зададим себе самый неприятный вопрос: а нам по карману содержание науки прежнего масштаба? Это ведь не только новое оборудование и приличные, хотя бы по нашим меркам, зарплаты. Это оборудование и зарплаты не хуже, чем в американских лабораториях и у американских лаборантов. Это отказ выстраивать административную вертикаль в науке. Наш крупнейший специалист по постиндустриальной экономике В. Иноземцев утверждает: "Тот, кто производит новое знание, не может быть прикован к конвейеру, хоть бы и интеллектуальному. Интеллектуального работника нельзя заставить что-то сделать; менеджерам приходится создавать ему такие условия, в которых он бы сам этого захотел. Так что это совершенно новые условия труда, совершенно новые отношения на работе, скорее не иерархические, как прежде – сверху вниз приказы, снизу вверх информация – а партнерские".

Социолог Виктор Супян подытоживает: "Среди факторов, которые могли бы стимулировать возвращение выпускников вузов домой, – высокая заработная плата, наличие высококлассной профессиональной среды, условия для профессионального роста и карьеры, международные профессиональные контакты, зарубежные поездки, доступ к современному оборудованию, информационные и коммуникационные возможности, независимость, свободный рабочий график, долгосрочная и стабильная занятость. Очевидно, что большинство из этих условий пока невыполнимо".

Другая сторона зеркала

Попробуем на те же самые факты взглянуть чуть по-иному. В Штаты перебрались 650 тысяч человек из бывшего СССР. В том числе – 16 тысяч спортсменов, 4 тысячи артистов. В 2003 году Нобелевскую премию получил физик Алексей Абрикосов. Медаль Филдса (аналог Нобеля у математиков) получил 36-летний Владимир Воеводский. 17 эмигрантов из России – члены Национальной академии наук США. В университете Миннесоты на кафедре теоретической физики с 1994 года рабочим языком стал русский. Как и в Израиле, выходцы из России создали в США сеть спортивных, танцевальных, музыкальных школ.

Можно бы и гордиться успехами соотечественников. Но мы почему-то предпочитаем на них обижаться, и согласны только на их полное возвращение – за что, может быть, мы их и простим. Никакой государственной политики взаимодействия с диаспорой, в том числе и научной, кроме редких парадных встреч с "соотечественниками за рубежом". Эмиграция из России до сих пор (со времен Петра) чаще всего интерпретируется массовым сознанием как предательство, измена, говорят культурологи. Преодолеть эту установку не могут и государственные деятели; они ее, судя по всему, часто вполне разделяют.

91% израильских иммигрантов учат своих детей русскому языку. 57% отдают их в школы, где преподают частично на русском. Уехать очень просто, но очень сложно. Культуру, в которой вырос, не поменяешь, как паспорт. Именно поэтому страны, в том числе и те, из которых убегали тайком, рискуя жизнью, сегодня могут опереться на свои диаспоры – например, Китай. Страна получает от своих эмигрантов деньги, коммерческие, научные и культурные связи, новые технические идеи.
Опыт многих стран показывает, что эмигранты начинают возвращаться не тогда, когда условия в стране исхода становятся такими же, как в принимающей стране, а намного раньше. Часто бывает достаточно ощущения динамики и свободы.

Между прочим, мы страна не только отдающая, но и принимающая "интеллектуальную эмиграцию" . Очень плохо принимающая. Врачи, учителя и научные работники из Ташкента, Душанбе, из бывших союзных республик торгуют на рынках, потому что никто не предлагает им работу по специальности. Что с того, что это образованные люди и по культуре наши? Им вообще ничего не предлагает государство, а общество смотрит на них еще враждебнее, чем на эмигрантов. А на них мы тоже могли бы опереться...

Источник: Взгляд

Источник: http://www.astera.ru/news/?id=43296
21.12.2006 11:57


Возврат к списку


Ольга Савко

Начальник группы телемаркетинга

Получите качественную бесплатную консультацию

Акция

Переход на отечественную АИС МФЦ

Скидка на право использования АИС МФЦ «ДЕЛО» при миграции с других решений по автоматизации МФЦ

Акция

«Амнистия» по техподдержке

Акция для клиентов, у которых есть просроченная техподдержка до 01.01.2015

Календарь мероприятий

26октября

Важнейшее IT-событие октября - конференция «Осенний документооборот»

Узнать больше

09октября

ЭОС - участник Всероссийского форума «ПРОФ ИТ»

Узнать больше

04октября

ЭОС и «Медиалюкс» на конференции «СЭД глазами пользователя – о чем молчат вендоры»

Узнать больше

Наши клиенты

7 000 компаний

Наши партнеры

250

во всех городах России
и странах СНГ