Акция

Миграция с других систем

Скидка на систему «ДЕЛО» при миграции с других решений.

Получите демоверсию и консультацию

+7(495) 221-24-31

Вернуться к списку

Иван Павлов: Законы у нас нормальные, вот только практика их применения ужасная

Созданный в 2004 году Институт развития свободы информации занялся изучением и решением проблем, связанных с правом на доступ к информации, имеющей социальную значимость, а именно информации о деятельности органов государственной власти. Lenizdat.ru поговорил с директором Института Иваном Павловым о судебной практике института и о несовершенстве сегодняшней судебной системы.

Lenizdat.ru: Какую тему, на ваш взгляд, можно назвать запретной для органов государственной власти? И какая информация наиболее труднодоступна в наше время?
И.Павлов: Сегодня любая социально значимая информация, находящаяся в ведении государственных органов, труднодоступна. Вообще право на доступ к информации появилось только в 1993 году. Раньше законодательство России не предусматривало возможность защиты этого права граждан. Можно вспомнить, что в советское время, когда ты начинал чем-то интересоваться, соответствующие органы, в свою очередь, интересовались тобой. Сейчас ситуация такова, что когда некий орган государственной власти владеет информацией, но по своим внутренним инструкциям не обязан предоставлять ее общественности, то Конституция РФ ему не указ. У чиновников менталитет такой: если информация государственная, она к простым гражданам вообще отношения не имеет.
К примеру, мы сейчас в суде ведем дело, когда человеку отказали в предоставлении заключения проверки СЭС. Он работал грузчиком на хладокомбинате. После того, как его перевели на другой участок, у него ухудшилось состояние здоровья. Возможной причиной была установка по производству упаковки, которая выделяла жуткий ядовитый запах. Человек отказался работать на этом участке, так как у него начинались сильные головные боли. За это и был уволен. Он пошел в суд, где только подтвердили законность увольнения. Но ему посоветовали обратиться в санитарно-эпидемиологическую станцию. После проведенного обследования на предприятии было сказано, что да, ситуация ранее была неудовлетворительная, но сейчас все в порядке. Самое интересное, что на просьбу предоставить ему документы проверки, чтобы в суде пересмотрели его дело, он получил отказ, так как это является тайной...
Но можно найти и положительные моменты в существующей ситуации. Так, в Государственную Думу передан проект федерального закона "Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления", разработанный в Минэкономразвития России. Я считаю, что закон хороший, но раньше был лучше. Его разрабатывали с 2002 года. На определенном этапе согласования некоторые структуры блокировали его. Дело дошло до того, что президент в своем послании на 2005 год сказал, что закон должен быть принят. Сейчас на дворе уже 2007 год. Могу сказать, что за эти пять лет закон трансформировался, изменилась суть основной его статьи. Раньше говорилось о том, что органы государственной власти должны, а сейчас могут публиковать информацию на своих сайтах. Получается совершенно беззубый закон. Я не понимаю, зачем тогда нужна такая норма. Разумеется, мы будем использовать все наши юридические возможности, чтобы сохранить дух этого закона.
Я понимаю, процесс перемены менталитета довольно длительный. Нужны специальные процедуры, чтобы чиновничий аппарат да и наши граждане смогли осознать свои права и обязанности. На последней пресс-конференции мне был задан вопрос, насколько часто люди обращаются в суд. Увы, они практически не обращаются туда. Они уверены, что им откажут. Если людям на протяжении всей нашей истории отказывали, то и сейчас они уверены в том, что бессильны перед системой.

Lenizdat.ru: Какова в России судебная практика дел, отстаивающих право на доступ к информации?
И.Павлов: Мизерная. Это единичные дела, которые мы собираем по всей России. Практика Института развития свободы информации самая большая в нашей стране, так как мы практически единственная организация, которая занимается защитой права на доступ к информации и созданием правоприменительной практики в этой сфере. В разделе "Судебная практика" на нашем сайте есть подборка документов по конкретным судебным делам. Любой желающий может ознакомиться с ними, дабы иметь представление, в какой стране он живет.
Я считаю, что суд тоже надо воспитывать. Порой нам даже приходится доказывать в вышестоящих судебных инстанциях существование права на доступ к информации. Когда мы подали иск на 7 ведомств, не имевших своих сайтов, то нам отказали. Аргументируя тем, что заявление не подлежит рассмотрению, поскольку заявитель не указал, какое право нарушено. Мы обжаловали это определение районного суда в Городском суде. И только там нам удалось убедить судей, что такое право есть, и что его надо защищать.

Lenizdat.ru: Какой из действующий законов, регулирующих информационную сферу, можно назвать самым сырым, недоработанным?
И.Павлов: Думаю, что это вступивший в силу 9 августа 2006 года новый закон "Об информации, информационных технологиях и защите информации", который пришел на смену закону "Об информации, информатизации и защите информации". Он хуже своего предшественника: слабее в понятийном аппарате, к тому же исключает целую категорию правоотношений.
Как юрист-практик, я считаю, что законы у нас нормальные. Вот только практика применения их — ужасная. Сократить пропасть, разделяющую нормативно-правовые акты и практику, может только независимый суд, который будет адекватно применять законы. Другого средства исправить ситуацию нет. Обратите внимание, со временем у нас меняется исполнительная и законодательная власть. Лишь только суд остается неизменным. Наша судебная власть как была советской, так и осталась. К примеру, некоторые люди, которые работают в судебных инстанциях, занимают должности еще со сталинских времен. По моему убеждению, такие люди не могут перестроиться. Они обладают своими представлениями о подчинении государственному аппарату судебной власти. Новое время требует новых людей. Так было в законодательной и исполнительной власти. Но в судебной власти все по-прежнему. Суд — это самое слабое место в России. Если бы существовал независимый суд, то мы бы сделали огромный рывок вперед, большинство проблем ушли бы сами собой. Решились бы как экономические, так и социальные проблемы. Это была бы быстрая коррекция менталитета. Воспитывалась бы и власть, и наши граждане.
К примеру, 12 февраля в Верховном суде будет рассматриваться очередное наше дело — мы оспариваем Постановление Правительства от 3 ноября 1994 года "Об утверждении Положения о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения". Оно гласит, что служебная тайна — это сведения, засекречивание которых обуславливается служебной необходимостью. А что такое "служебная необходимость", в законе не определено... Можно догадаться, что у наших чиновников тогда все будет носить гриф "секретно", а на любых сведениях появится штампик "ДСП" ("Для служебного пользования"). Самое интересное, что и на самом постановлении правительства был поставлен гриф "ДСП". Об этом постановлении я узнал, когда работал с делом журналиста Григория Пасько, которого обвиняли в шпионаже на Дальнем Востоке. В материалах мне совершенно случайно попался документ, в котором говорилось об этом постановлении. Я удивился, так как нигде не встречал этого акта. В 2004 году, когда был создан Институт развития свободы информации, мы написали письмо в правительство, чтобы был опубликован этот интересный документ о служебной тайне. Нам отказали. Мы подали иск в суд, но в феврале 2005 года нам отказали снова: мол, правительство имеет право такое засекретить. Мы организовали целую кампанию: провели пресс-конференцию, разослали письма в администрацию президента, в правительство, обжаловали решение в судебном порядке. После этого постановление все-таки было опубликовано. Теперь у нас открылся путь к оспариванию этого постановления, ведь согласно нашим законам оспаривать можно только те нормативно-правовые акты, которые были официально опубликованы. В прошлом году мы обратились в Верховный суд, потому что считаем, что такая размытость правовой нормы нарушает принцип равенства всех перед законом и судом. Мы получили очередной отказ. Когда в середине 2006 года вступил в силу новый закон "Об информации, информационных технологиях и защите информации", у нас появился новый шанс оспорить постановление уже на основании этого закона. 12 февраля это дело будет рассматриваться вновь. Мы не ставим перед собой задачи рассекретить ряд документов, мы хотим сказать власти, что необходимо менять ситуацию. Такие вопросы должны регулироваться не постановлением правительства, а федеральным законом. Нам хотелось бы, чтобы был внесен на рассмотрение Государственной Думы проект закона "О служебной тайне". Не стоит забывать, что постановление правительства может лишь конкретизировать закон. Само по себе каких-то норм оно создавать не может — в демократическом государстве это запрещено.

Lenizdat.ru: Насколько острой можно назвать необходимость закона "Об интернете"? И как вы думаете, почему данный закон до сих пор не принят?
И.Павлов: Наша политическая элита не всегда представляет собой элиту в интеллектуальном плане. В большинстве это люди, которые не знают, что такое электронная почта. Поэтому для них существуют другие приоритеты. Хотя я считаю, что сегодня нет острой необходимости в законе, регулирующем отношения в сети Интернет. Хватает и действующего законодательства. Появлению, к примеру, электронной торговли не мешают существующие нормативно-правовые документы.

Lenizdat.ru: Не так давно проходил семинар, посвященный проекту "Развитие интерактивных услуг электронного правительства для бизнеса Северо-Запада России". Там говорилось, что одной из электронных услуг может стать оформление всевозможных справок и разрешений с помощью сети Интернет. К примеру, справку формы N 9. Насколько безопасной можно назвать документооборот в интернете?
И.Павлов: Это вопрос защиты информации. Безусловно, необходимые меры безопасности должны быть соблюдены. Но мне, допустим, безразлично, получит кто-нибудь справку с моими данными или нет. Главное, чтобы мои права не нарушались. Я помню, как разразился большой скандал, когда на развалах стали продавать налоговую базу. Больше всего возмущались наши звезды, восклицали, что жизнь закончена. В Норвегии совершенно официально ты можешь посмотреть, сколько заплатил налогов любой гражданин в прошлом или позапрошлом году. А что в этом такого? По тебе и так видно, на какой машине ты ездишь, что собой представляешь. Я не вижу большой опасности в получении каких-либо справок через Интернет...


Возврат к списку


Ольга Савко

Начальник группы телемаркетинга

Получите качественную бесплатную консультацию

Акция

Переход на отечественную АИС МФЦ

Скидка на право использования АИС МФЦ «ДЕЛО» при миграции с других решений по автоматизации МФЦ

Акция

«Амнистия» по техподдержке

Акция для клиентов, у которых есть просроченная техподдержка до 01.01.2015

Календарь мероприятий

26октября

Важнейшее IT-событие октября - конференция «Осенний документооборот»

Узнать больше

09октября

ЭОС - участник Всероссийского форума «ПРОФ ИТ»

Узнать больше

04октября

ЭОС и «Медиалюкс» на конференции «СЭД глазами пользователя – о чем молчат вендоры»

Узнать больше

Наши клиенты

7 000 компаний

Наши партнеры

250

во всех городах России
и странах СНГ