Акция

Миграция с других систем

Скидка на систему «ДЕЛО» при миграции с других решений.

Получите демоверсию и консультацию

+7(495) 221-24-31
или

Узнайте стоимость


Вернуться к списку

Итоги и перспективы подготовки в России документальных публикаций (1992-2010 гг.)

Доклад Руководителя Федерального архивного агентства член-корреспондента РАН В.П.Козлова на Бюро Отделения историко-филологических наук РАН

Прежде чем приступить к основной части доклада хотел бы сделать одно предварительное пояснение. Все, о чем пойдет в нем речь в равной степени относится как к архивным учреждениям страны, так и к организациям РАН. Однако в 90-е годы случилось так, что координатором и в значительной степени организатором всей работы по подготовке документальных публикаций в масштабах страны естественным образом стал Росархив. Случилось это потому, что Росархив является распорядителем самого крупного информационного массива России, а в 90-е годы он еще оказался и во главе сначала стихийного, а затем и организованного процесса рассекречивания ранее недоступного документального комплекса. Его введение в научный оборот, в том числе посредством подготовки и издания документальных публикаций, потребовало определенной упорядоченности, согласованности действий.
Организующим началом всей этой работы стал первый сводный план подготовки и издания документальных публикаций на 1992-2000 гг., утвержденный Бюро Отделения истории РАН и Коллегией Росархива в 1992 г. План включал 157 названий документальных изданий, распределенных по 12 тематическим разделам, охватывавшим российскую и всемирную историю со времен Средневековья и по ХХ век включительно.
Сегодня, глядя на этот план, нельзя не заметить элементов политизации тематики ряда включенных в него документальных публикаций в первую очередь по истории ХХ столетия, впрочем, как и его устремленности на освоение новых, ранее недоступных или по идеологическим соображениям не привлекавших внимание архивных документов.

Но в момент утверждения этого плана всех волновало другое. Многие члены Коллегии Росархива и Бюро Отделения истории выражали откровенное сомнение в возможности его реализации. И основания для этого были, если мы вспомним ситуацию начала 90-х годов. До этого, в советские времена, в среднем в России ежегодно издавалось 15-20 сборников архивных документов, а с учетом публикаций ЦГА СССР -25-30 названий. К началу 90-х годов в результате коммерциализации издательской деятельности, сокращения бюджетного финансирования архивы, научные и учебные заведения фактически лишились издательских лимитов, вследствие чего издание архивных документов в целом по стране сократилось вдвое, а подготовка многих документальных публикаций была законсервирована.

Однако в сентябре 2000 г., когда подводились итоги реализации этого плана, все были приятно удивлены. На тот момент в свет вышло 108 названий документальных публикаций, что составило 70% утвержденного в 1992 г. плана. В течение 2001-2005 г. увидело свет и большинство других включенных в него документальных публикаций, что дает основание считать этот план реализованным. Более того, многие издания превзошли его показатели. Так, например, издано 5 выпусков "Хроники рабочего движения в России" (планировалось 2), 3 тома документальной публикации "Меньшевики в 1917г." (планировалось 2), 2 тома "Декретов Советской власти" (планировался 1), 3 тома "Приказов Наркома обороны СССР" ( планировался 1) и т.д. Кроме того, за эти годы вне сводного плана вышло в свет еще не менее 40 документальных публикаций, ряд которых оформились в серийные издания, например, "Деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД", "Россия. ХХ век". В этот же период, пережив время трудностей, обрел авторитет возрожденный Росархивом и издательством РОСПЭН журнал "Исторический архив", профиль которого связан исключительно с публикацией ранее не публиковавшихся архивных документов. В прошлом году вышел в свет его 75 номер.

Уже с середины 90-х годов заговорили об "археографическом взрыве" в стране. На причинах его я остановлюсь ниже, сейчас же хочу напомнить о том, что в сентябре 2000г. коллегия Росархива и Бюро Отделения истории утвердили второй сводный план документальных публикаций на 2001-2005 гг. Он предусматривал подготовку и издание чуть более 300 названий документальных публикаций, сгруппированных по 7 тематическим разделам и охватывающих период от Средневековья до новейшего времени.

В декабре 2005 г. мы подвели итоги его реализации и вновь подивились успешному ходу дел. В свет вышло около 160 названий документальных публикаций, что составляет приблизительно 60% сводного плана. Подавляющая часть других публикаций находится в издательствах или ждет своих издателей. Общие же показатели документальных публикаций в целом по стране за 2001- 2005 гг. существенно превысили планировавшиеся нами и составили свыше 400 названий.

Таким образом, если в 1992-2000гг. в среднем по годовым показателям издания документальных публикаций мы оставались на уровне советского времени, то в 2001-2005гг. превзошли его более чем в два раза. Библиографический указатель "Открытый архив- 2", содержащий описание документальных публикаций, вышедших в свет в России и СССР в 1917-2000гг., всего за этот период учел 5445 названий. В 1992-2000г. вышло в свет 996 документальных публикаций, т.е. почти пятая часть общего корпуса изданий, что является красноречивым подтверждением "археографического взрыва", произошедшего в нашей стране.
Разумеется, это формальный показатель. Куда важнее содержательная сторона описанного мною явления, на которой я и постараюсь остановиться.
Во-первых, естественно возникает вопрос: насколько весь этот массив публикаций пронизан некими едиными концептуальными подходами в документальном освещении прошлого, системностью обогащения источниковой базы, насколько значителен элемент хаотичности, случайности подготовки документальных публикаций за прошедшие годы. Отвечая на этот вопрос, можно сказать, что в серийных тематических и повидовых документальных публикациях, которые я называл выше и которые назову чуть ниже, концептуальность и системность присутствуют в полной мере, давая возможность либо проследить динамику развития определенного явления, процесса ( коллективизация, атомное строительство, развитие ВПК, феномен ГУЛАГа и т.д.), либо представить весь источниковый потенциал определенных видов источников на протяжении всего времени их существования (приказы наркома обороны, протоколы Главного военного совета РККА, спецсводки ВЧК-ОГПУ-НКВД, журналы заседаний Совета Министров императорской России, разрядные, посольские книги и т.д.). Но на этом фоне, конечно, встречаются и случайные публикации, не раскрывающие ни факт, ни событие, ни явление прошлого. К их числу я отнес бы публикации "Экология и власть", "Советское руководство. Переписка". Нельзя не заметить, что преобладающий вектор документальных публикаций последних лет связан с внутриполитической и внешнеполитической историей и лишь отчасти - с историей человека, повседневности.

Во-вторых, в 1992-2005гг. удалось продолжить классические советские академические издания, например, такие как "Полное собрание русских летописей", "Письма и бумаги императора Петра Великого", "Восстание декабристов". "Декреты советской власти", "Особые журналы Совета министров царской России", "Разрядные книги", "Посольские книги", "Русско-китайские отношения в XVIII-XIX вв.", "Внешняя политика России", "Акты Российского государства", "МЭГА", "Приказы Наркома обороны СССР" и др.
В-третьих, возникли и в ряде случаев реализованы полностью новые крупные серийные документальные публикации, в числе которых "Политические партии России" (получила Государственную премию Российской Федерации в области науки и техники за 2002 год), "История сталинского ГУЛАГа" в 7 томах (отмечена наградами Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации), "Коминтерн" (вышло не менее 19 томов), "Культура и власть. От Сталина до Горбачева" (вышло 6 томов), "Архивы Кремля" (вышло 3 тома), "Академия наук в решениях ЦК РКП(б)-ВКП(б)-КПСС" (в издательстве находится второй том), "Совершенно секретно. Лубянка - Сталину" (вышло 8 книг), "Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД" (вышло 3 тома), "История создания и развития оборонно-промышленного комплекса России и СССР" (вышло 2 тома), "Атомный проект СССР" (вышло 5 книг), "Трагедия советской деревни" (вышло 5 томов), "Военнопленные в СССР" (вышло 3 тома), "Советская военная администрация в Германии", "Общество и власть. Российская провинция" и др.

В четвертых, все более и более обозначается такое явление как подготовка трансграничных документальных публикаций, т.е. публикаций по определенной теме, основанных на архивных документах разных стран. В числе таких изданий - "Красная армия в Австрии", "Красноармейцы в польском плену", "Катынь", "Польские военнопленные в Советской России в 1919-1921 гг.", "Мировые войны в истории ХХ века" и др. Трансграничные документальные публикации открывают больше возможностей для сопоставительного анализа факта, события, процесса ,явления прошлого на основе документов разных стран.
В пятых, документальные публикации последних пятнадцати лет не просто ввели в научный оборот ранее неизвестный или недоступный массив ретроспективной документной информации. Они сделали известными ранее скрытые или невостребованные по политическим и идеологическим соображениям документные системы и подсистемы, типы и виды документов официального и неофициального документирования жизнедеятельности государства , общества, личности. Среди систем и подсистем официального документирования следует прежде всего назвать партийную документацию, отраженную в таких документальных публикациях как "Протокольные записи, стенограммы заседаний и постановления Президиума ЦК КПСС", "Лаврентий Берия", "Совещания Коминформа", "Политбюро ЦК РКП(б) - ВКП(б).Повестки дня заседаний", "Доклад Н.С.Хрущева о культе личности Сталина на ХХ съезде КПСС", "Политбюро и церковь" и др. Из публикации "Секреты Гитлера на столе у Сталина" нам приоткрылись системы документирования, существовавшие у советской разведки и контрразведки. Публикации "Совершенно секретно. Лубянка-Сталину", "Следственное дело патриарха Тихона" и особенно пятикнижное издание "Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне" дают возможность понять системы и подсистемы документирования, сбора, обработки и использования информации во внутренних спецслужбах советской власти. Документальное издание "Главный военный совет РККА", ряд других публикаций позволяют узнать системы документирования, существовавшие в военной сфере. Археографические предисловия к этим и другим документальным публикациям с характеристикой документальных комплексов, из которых отбирались документы для изданий, еще больше усиливают их источниковую значимость.
Неофициальное документирование, отраженное в документальных публикациях последних 15 лет, поражает своими массовостью, разнообразием видов и источниковой ценностью. Это, прежде всего дневники, причем, не только известных, но главным образом, "рядовых людей". Среди них можно, например, назвать "Дневник Нины Луговской" - школьницы, зафиксировавший ее размышления над событиями 30-х годов или дневник сына Цветаевой Г.Эфрона с подневной фиксацией событий отечественной и мировой истории конца 30-х - начала 40-х годов. Немало внимания в документальных публикациях последних лет уделено переписке - письмам граждан во власть - здесь можно назвать публикацию "Народ не молчал"-, фронтовым письмам в таких публикациях как "Письма Великой Отечественной" (подготовлена тамбовскими архивистами), личной переписке, например "Суздальские письма" известного экономиста Кондратьева из тюрьмы. Наконец, в качестве заметного явления во введении в научный оборот документации неофициального происхождения следует отметить появление большого количества документальных публикаций фотодокументов. Хочется подчеркнуть, что это не фотоальбомы, издание которых было популярно в советское время, а именно публикации фотодокументов как исторических источников с их осмысленными подборками по определенным темам. В числе таких наиболее заметных документальных изданий можно назвать "Иркутск на почтовых открытках", "Челябинская область в фотографиях", "Российская империя в фотографиях", "В фокусе времени". Публикации документов неофициального происхождения очеловечили историю России ХХ столетия.

В шестых, за последние пятнадцать лет выработан новый тип документальных публикаций. Я называю его условно тематической каскадной документальной публикацией. Суть его в том, что в основу документальной публикации берется не какая-то одна, одного уровня документальная среда, а документальные отложения нескольких уровней, позволяющие представить в документальной публикации процесс инициирования, выработки, принятия и реализации какого-либо решения. Классическими примерами таких тематических каскадных документальных публикаций являются издания "Трагедия советской деревни" и "Атомный проект СССР" - в них включены документальные цепочки, начинающиеся с решений Политбюро и заканчивающиеся документацией колхозов и заводов.

В седьмых, последние пятнадцать лет примечательны сначала робкими попытками, а сегодня цельным процессом создания и издания документальных публикаций не в традиционной типографской, а в технотронной форме с использованием современных информационных технологий. Поначалу СД и ДВД использовались исключительно как простые носители набранного на компьютере текста документальной публикации. В настоящее время мы имеем немало технотронных документальных публикаций, использующих весь богатейший потенциал современного программного обеспечения для решения археографических задач, которые в традиционной типографской документальной публикации были либо просто немыслимы, либо требовали больших интеллектуальных и трудовых усилий. Среди таких технотронных документальных публикаций можно назвать "Сталинские расстрельные списки", "Чувашский край во время русско-турецкой войны 1877-1878гг.", "Новосибирская область в годы Великой Отечественной войны". Сегодня технотронные документальные публикации не то, чтобы вытесняют традиционные типографские, но вполне конкурируют с ними. Примечательно, что безусловное первенство в их подготовке пока принадлежит не федеральному центру, а регионам.

В восьмых, следует констатировать далеко не равноценный археографический уровень документальных публикаций последних пятнадцати лет. Можно было бы назвать немало вышедших в свет изданий, представляющих собой всего лишь деловой, а не научный отклик на конъюнктуру книжного рынка, а потому игнорирующих элементарные археографические требования к воспроизведению текстов документов, их комментированию, отбору, систематизации. К сожалению, пусть в меньшей степени, чем к изданиям в субъектах Федерации, но это наблюдение касается и ряда публикаций федерального уровня, например, к первым томам серийной документальной публикации "Россия. ХХ век", готовящейся фондом "Демократия".

При этом при подготовке тематических документальных публикаций, посвященных новому и новейшему времени и основанных на больших массивах документов, неразрешимой археографической проблемой по-прежнему остается формулировка и реализация критериев фильтрации, т.е. отбора для них документов. Анализ более сотни археографических предисловий к таким публикациям говорит о том, что практически во всех их критерии отбора документов подменяются перечислением проблематики тематической документальной публикации, т.е. формулировкой вопросов, которые намерены составители осветить с помощью документов в таких публикациях, а не показом тех критериев, с помощью которых будут отобраны документы для их освещения. Это очень опасное явление, создающее условия для субъективного не отбора, а всего лишь подбора документов документальной публикации. Одним из редких исключений в этом ряду является документальная публикация "История сталинского ГУЛАГа", составители которой впервые попытались (к сожалению, далеко не во всем успешно) объяснить на основе каких критериев из более чем миллионного массива документов они остановились на приблизительно двух тысячах, включив их в публикацию.

Другой болевой точкой археографии современных документальных публикаций остается конвоирование, т.е. комментирование публикуемых документов. Эта проблема приобрела особую остроту при публикации документов по новейшей истории в первой половине 90-х годов прошлого века в связи с отсутствием тогда необходимых справочных пособий. Сегодня она уже не столь остра, но не утратила своей актуальности.

И, наконец, последнее в характеристике научно-познавательного и собственно археографического аспектов документальных публикаций , связанных с освоением документальных комплексов прежде всего ХХ в. Публикации, относящиеся к этому времени поставили и обострили этические вопросы. Поясню, в чем здесь проблема. В документах по истории ХХ в. упоминаются или являются главными персонажами еще недавно жившие, и даже сейчас еще живущие люди, их родственники, потомки. Документы этого времени зафиксировали человеческие слабости, болезни и пороки подчас с беспощадной откровенностью, нередко - с опустошающим разочарованием. Это очень болезненная проблема, и я не хотел бы здесь заявлять свое понимание ее разрешения. Замечу только, что в 1996г. в Пекине на Конгрессе Международного совета архивов был почти единогласно принят "Этический кодекс архивиста", в котором, на мой взгляд, содержались превосходные, но рекомендательные положения. Россия проголосовала за этот документ. К большому сожалению, в некоторых документальных публикациях пусть рекомендательные нормы этого кодекса были проигнорированы.

В декабре 2005 г. утвержден третий за последние пятнадцать лет сводный план подготовки и издания документальных публикаций на 2006-2010 гг., согласованный с Бюро историко-филологических наук РАН. Он включает 267 названий сборников документов в 302 томах, сгруппированных по 5 тематическим разделам, охватывающим период с ХIV в. по конец ХХ в. План предусматривает продолжение прежних серийных изданий, таких как "Акты Российского государства", "Писцовые и переписные книги", "Движение декабристов", "Полное собрание русских летописей", "Декреты Советской власти", "Коминтерн", "Культура и власть", "Архивы Кремля", "Общество и власть. Российская провинция", "Советская военная администрация в Германии", "История создания и развития оборонно-промышленного комплекса России и СССР" и др., а также подготовку новых серийных изданий - "Архивы Сибири", "Выдающиеся москвичи", "Власть и церковь" и др. Я не буду останавливаться на других предусмотренных планом отдельных документальных публикациях - каждая из них по своему интересна. Как и два предыдущих сводных плана этот план будет также издан и желающие могут ознакомиться с ним.

Важно отметить его несколько особенностей, связанных с организационно-финансовой стороной дела. Но прежде чем говорить о них следует коротко охарактеризовать организационно-финансовый опыт реализации первых двух сводных планов. Кратко его можно обобщить в нескольких пунктах.
Первое. Финансирование подготовки и издания документальных публикаций в 1992-2005 гг. осуществлялось одновременно или одномоментно из нескольких источников. Назову их в порядке убывания финансового вклада: РГНФ и РФФИ, прямой федеральный бюджет, зарубежные фонды, научные и учебные организации, "Программа поддержки полиграфии и книгоиздания в России", бюджеты субъектов федерации и муниципальных образований, программа "Патриотическое воспитание граждан России", спонсорская поддержка.
Второе. Исключая РГНФ и зарубежные фонды, научные и учебные организации, нам не удавалось сохранять единый источник финансирования подготовки и издания документальных публикаций. Риск подготовить, но не опубликовать сборник документов всегда оставался сдерживающим фактором более широкого освоения архивов России, причем, прежде всего в рамках строго академических документальных публикаций, рассчитанных на специалистов.

Третье. При подготовке документальных публикаций по истории ХХ в. нам не всегда удавалось синхронизировать процесс подготовки документальных публикаций с обычно формальным процессом рассекречивания документов, которые должны быть включены в них. Громоздкая, затратная процедура рассекречивания не только тормозила подготовку документальных публикаций, но и иногда просто срывала их. Так случилось, например, со вторым томом публикации "Академия наук в решениях КПСС". Это резко сократило финансовые вложения в подготовку и издание документальных публикаций наших зарубежных партнеров, которые справедливо решили не рисковать.
Четвертое. Время и опыт произвели естественный отбор и профилирование издательств, заинтересованных в издании документальных сборников, которые своими деловыми качествами, редакторскими возможностями, безупречно выполнявшимися договоренностями, выдержали конкурентную борьбу и сегодня пользуются заслуженным авторитетом.

С учетом этих организационно-финансовых выводов мне и хотелось бы прокомментировать третий сводный план документальных публикаций на 2006-2010гг.

Сегодня условия его реализации несколько иные.
Прежде всего, принятый в 2004 г. Закон Российской Федерации "Об архивном деле в Российской Федерации и архивах" впервые в истории российского архивного дела закрепил за архивами страны право подготовки документальных публикаций. Следствием этой нормы закона стала одна из позиций Федеральной целевой программы "Культура России", уже принятой Правительством России на 2006-2010 гг., согласно которой на подготовку документальных публикаций выделяются определенные финансовые ресурсы. Таким образом, сегодня перед нами стоит задача выбрать в третьем сводном плане документальных публикаций те документальные публикации, подготовка которых отвечает сегодняшним потребностям российской науки и профинансировать работу над ними в рамках программы "Культура России". Думаю, что совместными усилиями мы сможем определить этот перечень документальных публикаций на ближайшее пятилетие.

Но дальше встанет неизбежно вопрос с их изданием. По большому счету внутрироссийские ресурсы разрешения этой проблемы связаны с тремя источниками.

Первый из них - это опять же Федеральная программа "Культура России", предусматривающая книгоиздание "социально и общественно значимой литературы". Нам нужно работать на этом направлении, и несмотря на его непрозрачность, иметь в ввиду, что все же несколько десятков документальных публикаций последних лет появились благодаря этой программе.
Второй источник - это РГНФ и РФФИ. Благодаря высочайшей степени прозрачности их деятельности, важно договориться о двух вещах. Если Росархив совместно с РАН и экспертами РГНФ и РФФИ сможет определить те документальные публикации, подготовка которых будет осуществляться в рамках Федеральной программы "Культура России", то РГНФ и РФФИ могли бы профинансировать их издание. Подготовка и издание других документальных публикаций в рамках конкурсов РГНФ и РФФИ осуществляются на общих основаниях.

Третий источник - это опять же федеральная программа "Патриотическое воспитание граждан России". Несмотря на традиционализм ее названия нам удалось в рамках этой программы издать ряд академических документальных публикаций, в том числе "История создания и развития оборонно-промышленного комплекса России и СССР", "Молодая гвардия" - художественный образ и историческая реальность" . Наши предложения в эту программу уже нашли понимание и поддержку.

Внероссийские финансовые ресурсы подготовки и издания документальных публикаций на ближайшие пять лет связаны с нашими традиционными партнерами в Германии, США, Франции, Японии, Австрии, Греции, Италии. Это небольшой, но проверенный круг в основном научных и учебных организаций, архивных учреждений, пользующихся финансовой поддержкой различных фондов. Им хорошо известны наши принципиальные позиции в понимании равноправного сотрудничества, например обязательное первоочередное издание документальных публикаций в России и на русском языке.

Другой особенностью подготовки документальных публикаций на ближайшие пять лет станет то, что для ХХ в. они с большей степенью чем прежде синхронизированы с планом рассекречивания предназначенных для них документов.. Пятилетний план рассекречивания утвержден МВК по защите государственной тайны, он формировался нами с учетом заявок академических институтов и предложений архивов и рассчитан в первую очередь именно на подготовку документальных публикаций.

Завершая свой доклад, хотел бы заметить, что никогда документальные публикации не смогут конкурировать с историческими исследованиями, подменять их. Они являются базой исторических исследований. От того, насколько прочна и обоснованно подготовлена эта база зависят выводы историка. Поэтому высока степень ответственности тех, кто занимается подготовкой документальных публикаций.

Руководитель Федерального архивного агентства
член-корреспондент РАН В.П.Козлов

Источник: http://www.rusarchives.ru/news/doc_publ.shtml

 


Возврат к списку


Ольга Савко

Начальник группы телемаркетинга

Получите качественную бесплатную консультацию

Акция

Переход на отечественную АИС МФЦ

Скидка на право использования АИС МФЦ «ДЕЛО» при миграции с других решений по автоматизации МФЦ

Акция

«Амнистия» по техподдержке

Акция для клиентов, у которых есть просроченная техподдержка до 01.01.2015

Календарь мероприятий

26октября

Важнейшее IT-событие октября - конференция «Осенний документооборот»

Узнать больше

09октября

ЭОС - участник Всероссийского форума «ПРОФ ИТ»

Узнать больше

04октября

ЭОС и «Медиалюкс» на конференции «СЭД глазами пользователя – о чем молчат вендоры»

Узнать больше

Наши клиенты

7 000 компаний

Наши партнеры

250

во всех городах России
и странах СНГ